Путешествие на велосипеде вдоль реки Днестр

Когда есть идея, технические моменты сразу отходят на задний план. А после сеансов взаимной нейтрализации сомнений в правильной компании, все вообще представляется возможным. Так вот — идея: велопутешествие вдоль Днестра от его истока в карпатском селе Волчье до устья в Черном море (с. Затока). Правильная компания: рядовой скучающий офисными буднями планктон без особой спортивной подготовки, но с особыми эмоционально-импрессивными потребностями.

Велосипед

Трансграничный маршрут протяженностью почти 1200 км (общая длина реки — 1362 км) в силу тех же около-планктонных (отпуск) причин пришлось разделить на 2 этапа. В прошлом году мы достаточно пафосно стартовали у истока и через 5 летних дней и очень нелегких 600 км уже пили прощальное пиво на берегу затопленного села Бакота и составляли далеко идущие планы на следующий год.

В этом году старт маршрута был определен в городе Каменец-Подольский. Впереди — дорога на юг: хороший кусок украинских дорог, две границы (один из них с непризнанной, де-юре несуществующей государством), Днестр в разных ипостасях (от мореподобных водохранилищ до узких русел у ГЭС), лиманы, ну и только потом настоящее море.

На самом деле очень приятно было ежедневно констатировать, что по сравнению с предыдущим днем стало еще теплее (Львов мы покидали при осенних 15 градусах), а пейзажи наполнились еще и южным колоритом.

День первый — он трудный самый — 150 км

Очень приятный эпизод первого дня — переправа в совершенно маленькой лодочке с самодельными веслами через устье реки Смотрич с местным деловым мальчиком, который гордо отказывался взять с нас деньги. Ему, видно, было очень приятно позировать для наших фото, а нам эта переправа сэкономила 25 км до ближайшего моста. Вообще для вооружения в следующих путешествиях такого формата — если нужно перебраться на другую сторону водоема, и на берегу стоят лодочки — в ближайшей доме знают, как сделать так, чтобы челнок мотнулся туда-обратно.

устье реки Смотрич

Дальше — дорога в направлении Бакоты в с. Комаров (это с противоположной стороны от наскального монастыря и места концентрации туристов). Вообще, хоть и направление на юг обещало равнинные пологие дороги, мы все же двигались вдоль Днестра, а он себе двигался между каньонов — то есть легко и просто не было ни разу, а в сочетании с плохим покрытием и южной жарой — было даже довольно трудно.

В прошлом году на Западной Украине в рамках того же Днестровского тура мы имели очень душевный опыт ночевки в первом придорожном доме, где застанет ночь. На самом деле было невероятно приятно, как местные жители, очевидно, что жили очень скромно и необеспеченные, готовы были искренне поделиться всем с совершенно незнакомыми людьми. Я тогда думала, что вряд ли бы так впустила в свой дом каких-то немытых путешествующих людей.

Так вот, такой опыт в Центральной Украине нам не удалось подтвердить и приумножить, что я тоже отнюдь не осуждаю. В конце концов, люди были приветливыми, доброжелательными и, подбадривая, обещали приличный отель спустя всего лишь 13 км. Отель мы нашли только через 40 км в городе энергетиков Новоднестровске.

День 2-ой

Город-ровесник днестровской ГЭС (1973 г.) Новоднестровск запоминается вездесущими указателями к разным подстанциям ГЭС, отелем в обычной многоэтажке, населенным типичными осунувшимися и неухоженными внутренними работниками, ну и конечно ГЭС. В городе, кстати, строят самую большую в Европе гидроаккумулирующую электростанцию, которая уже даже частично введена в эксплуатацию. Дальше — дорога через села, поля, леса, приднестровская возвышенность, товтры и кряжи.

Новоднестровск

Товтры — это такие известняковые скалы, поросшие низкорослым флорой с типичными кряжами и обрывами. Выглядят, как неповоротливые доисторические существа, которые мирно отдыхают у воды. Товтры — это единственный в мире горный кряж, который появился не вследствие тектонических процессов, а образован живыми организмами. Еще они известны карстовыми пещерами, одной из таких является пещера Оптимистическая. Затем снова были села, остановки у магазинов, короткие контакты с местным населением.

Села центральной Украины просто изобилуют разрушенными колхозами, поросшими травой домами и гигантскими памятниками забытым героям. И от этого всего веет какой-то такой трансцендентой мирной тишиной и покоем — как будто это и было их конечной целью существования. Переезд Могилев-Подольский-Ямполь запомнился живописной тропой вдоль самого Днестра, дачами, огородами — соответственно виноградом, яблоками, сливами.

Могилев-Подольский-Ямполь

День 3-ий

Пересечение границы на паромной переправе, штамп в загранпаспорте с лодочкой. Паромная переправа — интерактивный аттракцион всего лишь за 2,5 молдавских лей. После посадки на паром ты получаешь деревянную палку с металлическим наконечником, которым и приводится в движение это транспортное средство международного следования.

Молдавскую границу просто обречены напоминать всем сознательным путешествующим фильмы Кустурицы, а лично мне еще немецкий «I’m Juli» — разморенные жарой таможенники, на берегу — поднятые со дна, а потому опутаны сухими водорослями и залепленые мертвыми ракушками лодочки и катера, вокруг собаки, кошки и мухи. Я очень демонстративно делала фотографии, за что и поплатилась — пришлось под наблюдением молдавского пограничника их удалить.

Молдавская граница паром

Далее 50 км Молдовы в направлении границы с ПМР — никакого пологого участка — только вверх-вниз под палящим солнцем. Правда, компенсацию мы получали в виде аутентичных сел, где никто не понимал русского, во дворе сушили кирпич из днестровской глины, а в Днестре целыми семьями стирали одежду.

Что сразу бросилось в глаза после пересечения границы — это темпераментность местного населения — перманентное подачи звуковых сигналов водителями, жестикуляция прохожих, у которых мы спрашивали дорогу, драматические выяснения отношений — одним словом — типичные «южане». Еще непривычно было, что повсюду у дороги стоят ухоженные колодцы с чашкой — их на самом деле было очень много. Таким образом нам не приходилось искать магазины, чтобы купить воды.

Границы Молдова-ПМР и ПМР-Молдова мы пересекли без особых приключений. Обмен валюты, обед, и дальше — дорога в г.  Рыбница. По дороге было еще больше разрушенной инфраструктуры, колхозы, целые заброшенные деревни, даже огромные рестораны для бывшей партэлиты в пригородных зеленых полосах.

В Рыбнице — приятное знакомство с местными сверстниками, пессимистические взгляды на будущее, критический анализ настоящего. Официальные языки здесь — украинский, русский и молдавский. Украинцев и русских в национальном составе — по 30%, то есть вместе больше, чем молдаван. Во времена существования Молдавской ССР именно они составляли правящий класс Молдовы, направленный сюда в рамках республиканского распределения кадров амортизировать и нейтрализовать компактное проживание близких к внешней границы СССР групп населения. В 1992 году это привело к открытому вооруженному конфликту (1000 погибших), введению российских войск (они до сих пор там) и провозглашению независимости.

Рыбница

Интересно, что в ПМР нет железных дорог, то есть она фактически есть, но входит в сеть молдавской железной дороги. Поэтому заброшенные железнодорожные мосты, ветви железной дороги и станции стоят некими призраками. Очень понравилась интересная конструкция железнодорожной ветки у Рыбницы с высоко подвешенными вагонетками — из которых, как рассказали местные, дети прыгают в Днестр. Между столицей Тирасполем (Тирас — античное название Днестра) и Бендеры (второй по величине город ПМР) существует троллейбусная линия протяженностью 33 км.

День 4-ый

Наконец-то появились пологие дороги, правда достаточно быстро устаешь от однообразных степных ландшафтов. Дубоссары — снова ГЭС и одновременно пограничный пост. Такие посты существуют на всех мостах, поскольку Днестр образует естественную границу. Кроме того, посты есть на суше. Большое неудобство для велосипедистов — постовые собаки.

Дубоссары

Вообще сфотографировать что-либо с флагом ПМР — это настоящая проблема. Чуть ли не из кустов появляется человек в форме и говорит тебе: «Нельзя!». Концентрация людей в форме чрезвычайно высокая (где-то читала, что чуть не самая высокая в мире — бедные налогоплательщики). Страх простых людей перед формой тоже большой. Так, наши случайные друзья в Рыбнице на мое «хочу туда залезть», лаконично ответили «застрелят без предупреждения». Дальше — Тирасполь, гостиница «Аист» в режиме «машина времени в 80-е», посиделки с пивом на балконе с видом на Днестр.Тирасполь, гостиница Аист

День 5-ый

Навязчивая идея купить карту ПМР таки увенчалась успехом. Сувениры друзьям в виде водки, сигарет и другое — главное, чтобы с надписью «произведено в ПМР». Покинуть ПМР оказалось труднее, чем туда попасть. Диалог на границе буквально посреди поля кукурузы.

Таможенник: «У вас нет штампа о том, что вы покинули Молдову. Судя по Вашему штампу, Вы до сих пор находитесь в Молдове. Это так?».

Мы: «Нет. Мы находимся в ПМР».

Довольный таможенник: «Все равно не могу Вас пропустить. Нужно вернуться на границу (молдавскую) и поставить штамп».

Оказалось, что такой штамп нам в принципе не могли поставить никогда и ни при каких обстоятельствах, поскольку с точки зрения Молдовы мы находились в Молдове. Заплатили штраф, и мы снова в Молдове.

До украинской границы — прямая дорога с остановками, чтобы купить фруктов и набрать воды. Очень приятно было, когда на наши попытки узнать цену и купить что-то, нам это просто дарили и желали хорошей дороги. Так мы ели арбузы, виноград и яблоки.

Дальше — Украина, дорога на лиман. Никогда не ехала при таком бешеном встречном ветре. 20 км показались как 50. Потом были вина Бессарабии на теплом песочке, электричка»Бриз» и ночной поезд домой.

 электричка"Бриз"

Метки:

Записи по теме:

Добавить комментарий